18:54 

Как корабль назовёшь, ...

STORM0709
"Война - фигня, главное манёвры" (с) Ричард Снейп "Избранный пророчеством" автор я;)))
или ПОДАРОК НА 50-ЛЕТИЕ ОБОЖАЕМОГО ПРОФЕССОРА СНЕЙПА!!!
собрались два дилетанта и наваяли вот это НЕЧТО

Название: Избранный пророчеством. Часть 1: Ассистент дьявола
Авторы: STORM, mari
Бета: ~ заявки принимаются деканом Слизерина…совиная почта временно нашла альтернативу в виде моей аськи ~
Гамма: ~ вопрос решается ~
Рейтинг: NC-17
Пейринг: СС/ГГ, НМП/ГГ; в перспективе – НМП/НЖП
Жанр: драма/ангст
Дисклеймер: землю – крестьянам, фабрики – рабочим, Поттера – Ро, Снёпу – фанаткам
Саммари: «Где есть воля – там есть и путь» - суеверие современного человека. Он слеп к тому, что, несмотря на рациональность, он одержим «силами», находящимися вне его контроля. Его демоны и боги не исчезли, они всего лишь обрели новые имена
Комментарии: каноничное АУ (события 1-5 книги не меняются, начиная с 6-й сюжет плавно перетекает в АУ; частично использован текст 6-й и 7-й книг). Фик написан по сюжету конкурсного клипа Чёрной Розы «Избранный пророчеством» severushermione.clan.su/forum/126-3069-1 в подарок на 50-летие любимого и уважаемого Профессора
Предупреждение: смерть некоторых героев
Размер: макси
Статус: в работе

По мере развития сюжета таблица главных героев будет дополняться




Ричард Снейп



Фенрир Сивый


Велтис МакКинли




Пролог

2000 год

Холодный туман плыл над грязной рекой, петлявшей среди заросших травой берегов. Над ней возвышались громадные тёмные, зловещие руины — остаток заброшенного замка. Не было слышно никаких звуков, кроме шёпота чёрной воды, и не было видно никаких признаков жизни, только тощая кошка кралась к берегу в надежде унюхать в высокой траве полевых мышей.
Но вдруг у кромки воды раздался громкий хлопок, и из воздуха возникла фигура в плаще с капюшоном. Кошка застыла на месте, с подозрением уставившись на это новое для неё явление. Несколько секунд фигура как будто пыталась сориентироваться, а потом быстро зашагала к руинам замка, шелестя по траве длинным плащом.
«Лорд умеет выбирать уютные места для собраний, ничего не скажешь», — брезгливо отодвинув с дороги труп какого-то уже неопознаваемого животного, подумал Люциус.
Наконец он добрался до замка, который вблизи вовсе не казался руинами. В окнах на первом этаже горел слабый свет. Маг сделал несколько витиеватых движений волшебной палочкой, и на двери замерцала Тёмная Метка. Мгновение спустя она погасла. Люциус ждал, вдыхая запах грязной реки, который доносил до него ночной ветерок. Несколько секунд спустя за дверью послышался звук движения, и она приоткрылась. Из щели на него взглянул молодой Пожиратель.
Малфой откинул с лица капюшон. Природная бледность и длинные светлые волосы, струившиеся по спине, — казалось, он сиял в темноте.
— Мистер Малфой, — поприветствовал его пожиратель, чуть склонив голову в знак уважения. — Я доложу Тёмному Лорду о Вашем прибытии…
— Не стоит, Тревис…ведь собрание ещё не закончилось? — полу-вопрос, полу-утверждение.
Холодные серые глаза встретились с голубыми. В одно мгновение лицо молодого пожирателя из вопросительно-подозрительного превратилось в абсолютно безразличное.
«Так-то лучше», — подумал Люциус и направился к входу в Общий зал. Подходя к приоткрытой двери, маг замедлил шаг.
— …таким образом, можно утверждать, что Орден действует разрозненно и весьма нелогично. Тем не менее, в сегодняшней схватке мы потеряли Малсибера и Джексона — ощутимые потери, ведь в наикратчайший срок нужно назначить новых главу и заместителя Легиона Тёмных Сил.
— Это не более, чем временные неудобства. Займись поиском кандидатур, Северус, — Волдеморт лениво поглаживал голову гигантской змеи, которая обвилась вокруг кресла, напоминающего царский трон. — Меня больше беспокоит решимость этих мерзких тварей: как они осмелились напасть на высокопоставленных чиновников? И это в полностью контролированном нами районе. Почему они обошли Карательные Отряды?
— Сейчас это выясняется, Мой Лорд. В скором времени я доложу о первых результатах расследования. Что касается главы Легиона, возможно, подойдёт кандидатура Эйвери? Ведь он пользуется авторитетом среди пожирателей и, что немаловажно, полностью предан Вам.
«И ещё полный идиот, не так ли, Северус?», — Люциус пытался уловить хоть какие-то эмоции на лице Снейпа. Впрочем, он понимал, что это безуспешно, ведь оно напоминало восковую маску, лишённую каких-либо чувств.
Но его внимание — очень вовремя — привлекла гигантская змея, которая, бесшумно извиваясь, ползла к двери.
«Вот тварь!», — гневно подумал Люциус и решил, что лучше появиться в Общем зале прежде, чем эта пресмыкающаяся сволочь обнаружит его.
Распахнув двери, Малфой широким шагом направился к пожирателям в чёрных мантиях, которые стояли вокруг Тёмного Лорда. Со времён Битвы за Хогвартс Внутренний Круг — так именовались Пожиратели Смерти, наиболее приближённые к Волдеморту — значительно уменьшился. Эта победа далась им немалой кровью, но цель полностью оправдала средства. И сейчас в зале находились наиболее сильные и преданные своему хозяину волшебники.
Заняв своё место в кругу, — по правую руку от Тёмного Лорда — Люциус слегка склонил голову в знак уважения.
— Если нет возражений или других кандидатур, предлагаю утвердить Эйвери на должность главы Легиона, — Волдеморт внимательно посмотрел на всех членов Внутреннего Круга, остановив взгляд на Малфое. Тот отрицательно покачал головой. — Что ж…Эдвард, подойди.
Маг подошёл к Лорду, стал на одно колено и склонил голову.
— Мой Лорд.
— Встань, Эдвард. — Маг повиновался и подошёл ближе. — Протяни левую руку.
Волдеморт закатил рукав и направил палочку на Тёмную Метку. На мгновение уродливый знак замерцал зелёным светом и погас. Лорд ощущал страх Эйвери — страх проявить слабость, ведь чары были хоть и почётны, но весьма болезненны. Создав второе невербальное заклинание, Волдеморт коснулся указательного пальца, на котором тут же возник серебряный перстень с сапфировой инкрустацией в виде Тёмной Метки — знак высших эшелонов власти.
— Надеюсь, ты оправдаешь оказанное тебе доверие и проявишь себя с лучшей стороны.
— Непременно, Мой Лорд. Я сделаю всё, чтобы подавить сопротивление Ордена.
Волдеморт одобрительно кивнул — Эйвери расценил этот жест как «Можешь быть свободен» и вернулся на своё место в круге.
— На сегодня собрание окончено. Все свободны.
Внутренний Круг не спешил покинуть Общий зал и поздравлял Эйвери с обретением высокой должности. Люциус, пользуясь всеобщей суматохой, подошёл к Лорду и сказал как можно тише:
— Мой Лорд, у меня есть очень важная новость,…но я хотел бы обсудить это в более приватной обстановке.
Снейп медленно направился к выходу, встречаясь взглядом с Люциусом. Он не доверял магу, но Малфой пользовался полнейшим доверием Тёмного Лорда и глупо было убеждать Хозяина в обратном.
— Эй, Сев! — весело окликнул Эйвери. Снейп повернул голову и приподнял левую бровь — он не выносил такого фамильярного обращения…даже от высокопоставленных чиновников. ТАК его мог называть лишь один человек. — Приглашаю на банкет. Сегодня вечером в моём поместье. Ты будешь самым дорогим гостем, Сев. — Крайнюю степень раздражения могли выдать лишь желваки, проявившиеся на лице. Впрочем, Эйвери был не настолько наблюдателен, чтобы заметить это.
— К сожалению, вынужден отказать, Эдвард, — сухо ответил Снейп. — У меня ещё есть дела.
— Жаль…, — Эйвери явно был разочарован.
— Желаю хорошо провести время. — Не дав собеседнику возможности сказать ещё хоть слово, Северус быстро покинул Общий зал.
Скрывшись от посторонних глаз, Малфой продолжил:
— Сегодня днём произошёл очень странный выброс магии в маггловском районе. Сотрудники отдела Магического правопорядка сообщили об этом мне лично, так как считали, что случай заслуживает особого внимания, — на лице Люциуса читалось замешательство.
— И чем же так примечателен этот случай? — Волдеморта извещение явно не заинтересовало.
— Мой Лорд, я сам аппарировал на место происшествия. Как оказалось, этот мощный выброс магии зафиксирован в одной маггловской больнице…Если быть точнее, в родильном отделении больницы Сент-Луи произошёл очень сильный взрыв. Специфика в том, что — и это самое загадочное для магглов — взрывная волна разрушила лишь одну палату, а из жертв — только та акушерка, которая находилась в ней с новорожденным мальчиком. Магглы не могут объяснить это явление, так как если бы взрыв был обычный, то вся больница превратилась в руины.
— Кто из магов зарегистрирован в том районе? — Лорд устремил на собеседника уже более заинтересованный взгляд.
— Район полностью маггловский, — в последнее слово Люциус вложил всё презрение, на которое был способен. — Я вызвал бригаду зачистки и через некоторое время они показали мне изъятые воспоминания магглов, которые являлись очень ценными свидетелями. Мои догадки подтвердились, — маг сделал небольшую паузу, якобы подбирая слова. — Пациенткой оказалась ведьма, которая по определённым причинам находилась в бегах. Мой Лорд, это Сара Бирнисон…
Волдеморт резко вскинул голову и проницательно посмотрел на Малфоя:
— Как случилось, что колдунья из знатного рода оказалась в маггловской больнице?
— Осмелюсь предположить, что девушка была в отчаянии. Ведь её муж Йорек — ваш преданный слуга и шпион в партизанских отрядах Ордена — был раскрыт и жестоко казнён…И они ещё называют себя «Светлой стороной», — качая головой, прошипел Люциус. — Видимо Сара опасалась, что та же участь настигнет её и их нерождённого сына. Нелепое предположение, ведь мы могли дать им надёжную защиту. Я неоднократно говорил об этом Саре, но её беспокоили участившиеся и, говоря по правде, более осмысленные нападения партизанских отрядов. Она не приняла мою помощь, и я ничего о ней не слышал…до сегодняшнего дня, — добавил Малфой тише; в его голосе звучала печаль.
— Что ты хочешь этим сказать? — у Тёмного Лорда не осталось и следа былой беспечности.
— Как показало следствие, врачи не зафиксировали никаких осложнений у пациентки и у неё родился здоровый ребёнок… Но Сара умерла при весьма загадочных обстоятельствах, — Люциус выглядел подавленным.
— Ты говорил о выбросе магии и взрыве, — Волдеморт сузил красные глаза и внимательно смотрел на собеседника.
— Мой Лорд, в тот момент в палате возле мальчика находилась акушерка. Воспоминания свидетелей были сильно запутаны, но все они сходятся в одном: эта женщина давно работала в Сент-Луи, имела большой опыт, но в тот день не могла справиться с элементарными вещами, — вероятно, использовали Оборотное зелье. До взрыва оставалось несколько секунд; она подошла к мальчику, но никто не обратил внимание на то, что именно она делала, ведь это обычная процедура.
— Что ж…это трагическая история, но мы уже ничем не можем помочь, — Лорд опять потерял интерес к словам мага.
— Мой Лорд, мальчик выжил. Именно он спровоцировал взрыв, — Люциус выдержал длинную паузу, но не решился взглянуть в глаза Хозяина. — Один из докторов ясно видел, что зелёный луч, посланный в мальчика, напоролся на невидимую преграду — некое силовое поле. И в тот момент прогремел взрыв. Бригада зачистки тщательно осмотрела руины, но от акушерки не осталось и следа. — Тёмный Лорд выглядел, словно громом поражённый.
Отвернувшись от слуги, он подошёл к окну и посмотрел вдаль — на горизонте уже начал заниматься рассвет. На губах Малфоя зазмеилась улыбка, полная победы и тщеславия. Впрочем, он быстро справился с эмоциями, вернув себе прежний растерянно-взволнованный вид. Медленно, словно нога ступает по дну незнакомой реки, он продолжил:
— Я спрятал ребёнка в надёжном месте и взял на себя смелость попросить Белатриссу присмотреть за ним. Я считаю, этот мальчик обладает неведомой силой и сможет помочь нам в будущем.
— Как я понимаю, это грудной ребёнок — обычный человек — и полезным он станет только через много лет, хотя насчёт этого я сильно сомневаюсь, — Волдеморт впился взглядом в своего слугу.
— Мой Лорд, я намерен воспитать его как сына, научить использовать магию и сделать из мальчика преданного своему Хозяину Пожирателя Смерти. Только…во всей этой истории меня беспокоит, кроме всего прочего, осведомлённость Ордена. Они явно получают самую точную и проверенную информацию…
— Что ты хочешь этим сказать? — Лорд был в ярости.
— У меня недостаточно неопровержимых доказательств и слишком мало сведений для подобного рода заявлений. Я лишь хочу, чтобы о ребёнке не знал никто, кроме Вас, меня и Беллы. А когда мальчик будет готов, мы используем наше оружие и эффект неожиданности.
— В твоих словах есть смысл, Люциус, — Волдеморт был доволен открывающейся перспективой. — Однако сможешь ли ты осилить ту задачу, которую сам себе и поставил?
— Я не подведу Вас, Мой Лорд! Пройдёт всего несколько лет и у Вас будет слуга, которому нет равных среди Пожирателей Смерти…Надеюсь, я хоть немного смогу расплатиться за ошибки Драко, — в голосе Малфоя слышалось раскаяние.
— Будешь докладывать мне о каждом шаге относительно ребёнка, — проницательный взгляд красных глаз встретился с серыми.
— Непременно, Мой Лорд.

Глава 1

1996 год

Большой зал с его четырьмя факультетскими столами и столом преподавателей, стоявшим во главе комнаты, был, как обычно, украшен парящими свечами, от чего стоявшие на столах тарелки сияли и поблёскивали. Со всех сторон по залу носилось эхо разговоров, смеха, стука ножей и вилок. Наконец, когда последние кусочки тыквенного торта испарились с золотых блюд, Дамблдор поднялся из-за стола преподавателей. Разговоры и смех, разносившиеся над залом, почти мгновенно смолкли.
— Добрейший вам вечер! — сказал он и, широко улыбаясь, раскинул в стороны руки так, словно хотел обнять всех присутствующих.
— Что у него с рукой? — выдавила из себя Гермиона.
Она была не единственной, кто это заметил. Правая рука Дамблдора была такой же почерневшей и неживой, как и в ту ночь, когда он прибыл, чтобы забрать Гарри от Дурслей. По залу покатился шёпот. Дамблдор понял в чём дело, улыбнулся и накинул пурпурно-золотистый рукав на повреждённую руку.
— Не о чем беспокоиться, — беззаботно сказал он. — А теперь… нашим новым ученикам — добро пожаловать, а нашим старым ученикам — с возвращением! Вас ждёт ещё один год волшебного образования.
— Когда я видел его летом, у него рука была точно такая же, — прошептал Гарри Гермионе. — Вообще, я думал, что за это время он её уже вылечил… ну, или мадам Помфри.
— Она у него как будто мёртвая, — с отвращением сказала Гермиона. — Есть, конечно, некоторые повреждения, которые нельзя вылечить… старые проклятья… яды, к которым нет противоядий…
— …а ещё наш смотритель мистер Филч попросил сказать, что у нас действует запрет на все предметы, купленные в магазине приколов «Удивительные Уловки Уизли». Тем, кто желает играть за свою факультетскую команду по квиддичу, следует, как обычно, записаться у своего декана. Также мы ищем новых квиддичных комментаторов, заявки принимаются там же. В этом году мы рады приветствовать нового члена нашего преподавательского состава. Профессор Слизнорт, — Слизнорт встал со своего стула. Его лысина сверкала в свете свечей, а толстый живот, облачённый в жилетку, отбрасывал тень на стол, — мой бывший коллега, согласился вернуться на свою прежнюю должность преподавателя Зельеварения.
— Зельеварения?
— Зельеварения?
Слово эхом пронеслось по залу. Все удивлялись: неужели они не ослышались.
— Зельеварения? — хором спросили Рон с Гермионой, оборачиваясь к Гарри. — Но ты же сказал…
— В свою очередь профессор Снейп, — Дамблдор повысил голос, заглушая общее бормотание, — займёт место преподавателя Защиты от тёмных сил.
— Нет! — сказал Гарри так громко, что несколько голов повернулись в его сторону. Но ему было всё равно — разгневанный, он смотрел на стол преподавателей. Как мог Снейп заполучить Защиту от тёмных сил после стольких лет? Все же прекрасно знали, что Дамблдор не доверяет ему эту работу.
— Гарри, ты же сказал, что Слизнорт будет преподавать Защиту от тёмных сил! — сказала Гермиона.
— Я тоже так думал! — Гарри изо всех сил пытался восстановить в памяти тот момент, когда Дамблдор говорил ему об этом, но сейчас он не мог припомнить, говорил ли директор о том, какой именно предмет будет преподавать Слизнорт.
Снейп, сидевший по правую руку от Дамблдора, даже не встал при упоминании своего имени. Он лишь лениво поднял руку в знак признательности за аплодисменты, доносившиеся от слизеринского стола, однако Гарри не сомневался, что заметил ликование на его лице, которое он так ненавидел.
Дамблдор прокашлялся. Гарри, Рон и Гермиона были не единственными, кто разговаривал. Весь зал гудел, обсуждая новость о том, что Снейп наконец-то получил то, о чём так мечтал. По всей видимости, не обращая внимания на сенсационность того, что он только что сообщил, Дамблдор ничего больше не сказал о новых назначениях, однако перед тем, как продолжить, выждал пару секунд, чтобы удостовериться, что в зале воцарилось молчание.
— Теперь, как все в этом зале знают, лорд Волдеморт и его сторонники снова на свободе и они становятся всё сильнее.
При этих словах Дамблдора тишина стала особенно напряжённой. Гарри взглянул на Малфоя. Тот не смотрел на Дамблдора, а забавлялся тем, что заставлял свою вилку парить в воздухе, словно считал слова директора недостойными его внимания.
— Мне трудно передать словами, насколько серьёзна нынешняя ситуация, и как предельно осторожны должны быть все в Хогвартсе, чтобы остаться в безопасности. За это лето мы усилили магическую защиту замка. Теперь мы защищены новыми и более мощными способами, но всё же беспечность недопустима. Это касается и учеников, и работников замка. В связи с этим настоятельно прошу вас терпимо относиться ко всем ограничениям, связанным с безопасностью, которые могут наложить ваши преподаватели, какими бы раздражающими они вам не казались. В частности это касается правила, которое запрещает вам покидать замок после его закрытия. Прошу вас, если вы заметите что-то странное или подозрительное внутри или за пределами замка, немедленно сообщить об этом кому-либо из преподавателей. Надеюсь, что вы будете вести себя хорошо и не забывать о собственной безопасности и безопасности других.
Голубые глаза Дамблдора пробежались взглядом по ученикам, после чего он снова улыбнулся.
— А сейчас вас ждут ваши кровати, такие тёплые и удобные, какими вы только можете их себе представить, ведь самое главное сейчас — это хорошенько выспаться перед завтрашними занятиями. Поэтому, пожелаем друг другу спокойной ночи. Пока-пока!
Как обычно, раздался оглушительный скрип отодвигаемых лавок, и ученики друг за другом начали выходить из Большого зала и направляться к своим спальням.
— Одно хорошо, — свирепо произнёс Гарри. — К концу года Снейпа уже не будет.
— В смысле? — спросил Рон.
— Эта должность проклята. Никто не задерживается больше года… Квиррел, тот вообще умер на этой работе… Лично я буду надеяться на ещё одну смерть…
— Гарри! Как ты можешь так говорить? — с укоризной сказала потрясённая Гермиона. — Он наш преподаватель, ты обязан относиться к нему с уважением.
— Ты в своём уме, Герми? Это же Снейп!!! — категорично заявил он и с вызовом посмотрел на подругу. У Гарри было чувство, что его тело испускает волны ненависти такой силы, что даже непонятно, как Снейп до сих пор не чувствует на себе их обжигающее действие. Он возненавидел зельевара с их первой встречи, но своим отношением к Сириусу Снейп навсегда и бесповоротно отрезал все пути к прощению со стороны Гарри.
— А что ты вечно так защищаешь эту старую летучую мышь? — подал голос Рон Уизли, пережёвывая очередной эклер. — Может, ты к нему неравнодушна?
Гермиона посмотрела на друга, как на умалишённого.
— А что? — продолжал Уизли, — у тебя уже имеется опыт в этом деле. Стоит вспомнить только профессора Локконса. Его ты тоже постоянно выгораживала.
Гермиона чувствовала, что свирепеет.
— Да уж, — произнесла она спокойным, но достаточно жёстким голосом, — моя детская влюблённость — ничто по сравнению с твоим таким зрелым и серьёзным чувством к мадам Розмерте.
Сидящая напротив Джинни хихикнула, увидев как её брат покрывается красными пятнами. Гермиона демонстративно отвернулась от друга и принялась разглядывать свою сумку.
«У этих мальчишек одно на уме, — раздражённо думала она. — И придёт же в голову такая глупость!»
Девушка задумчиво посмотрела на преподавательский стол. Северус Снейп с мрачным видом глядел куда-то вдаль.
«Интересно, — размышляла Гермиона, рассматривая его, — я никогда не смотрела на Снейпа как на мужчину. Тонкие, плотно сжатые губы, они будто созданы для колкостей, обидных слов и оскорблений. Длинный крючковатый нос... Да! Это уж точно не предмет для восхищения. И глаза… Вот уж действительно не зря говорят, что глаза — зеркало души. Такие тёмные, пронзительные и, кажется, видят тебя насквозь».
Вдруг у Гермионы внутри всё похолодело. Прямо в глаза ей смотрел профессор Снейп. Видимо он заметил, как гриффиндорка рассматривает его. Гермиона быстро отвернулась и почувствовала, как щёки начинают гореть огнём.
— Эй, Герми! С тобой всё в порядке? — Гарри дотронулся до её плеча. — Тебе пора, а то мелюзга сейчас вся разбежится. Рон один не справится. Ты что, забыла о своих обязанностях старосты?
— А? Нет, конечно! — очнулась от своих мыслей Гермиона. — Просто задумалась.
— Скорее замечталась, — хмыкнул Гарри и пошёл к выходу из Большого зала.
Гермиона чувствовала, как сердце бешено колотится в груди. Она глубоко вздохнула и, стараясь не смотреть в сторону преподавательского стола, кинулась исполнять обязанности старосты. У выхода из Большого зала девушка чуть не сбила с ног юношу, который явно ждал кого-то, прислонившись плечом к стене. Буркнув на ходу что-то среднее между «Извини!» и «Я не хотела», девушка помчалась к стайке первокурсников. Во всеобщей суматохе ни один ученик, ни, тем более, сама Гермиона не заметили проницательный взгляд серо-голубых, словно водянистых, глаз, который проводил её до поворота. Лёгкая улыбка тронула губы молодого человека.

***

Северус Снейп был крайне раздражён. Эта девчонка чересчур нагло рассматривала его. Никто из студентов не осмеливался так себя вести. Уж он постарался за годы преподавательской деятельности создать себе соответствующую репутацию. Нельзя сказать, что Снейп специально ставил перед собой задачу запугать учеников до полусмерти. Это получалось как-то само собой. Северус действительно ненавидел этих малолетних бездельников, у которых на уме было всё, что угодно, кроме учёбы.
Но Грейнджер особенно раздражала его. Эта вечно вытянутая рука на занятиях — как бельмо у него в глазу. Заученные наизусть учебники, синие от чернил пальцы, лохматая, нечёсаная голова — это далеко не полный перечень раздражающих его факторов. Одна её дружба с Поттером стоила того, чтобы ненавидеть Гриффиндорскую Всезнайку.
Он не любил, когда его мысли двигались в этом направлении. Снейп старался остановить этот поток, старался отвлечься, но ничего не мог с собой поделать и, в конце концов, сдавался. Вот и сейчас, придя к себе в подземелья, он разжёг камин и достал бутылку огневиски. Устроившись поудобнее в любимом кресле перед огнём, он наполнил стакан.
— За совпадения! — отсалютовал он в воздух и залпом выпил до дна.
Это, видимо, его наказание. Кара за те страшные поступки, которые он совершал в своей жизни. Судьба специально послала эту Грейнджер, чтобы она мучила его постоянным напоминанием о той, которую он любил, о той, которую потерял.
Это сходство — нет, не внешнее, а скорее…внутреннее — сводило его с ума. Как и Грейнджер, Лили Эванс стремилась всегда быть лучшей во всём. Она хотела доказать, что ни чем не хуже чистокровных волшебников. Обе обладали такими раздражающими, по мнению Снейпа, качествами, как сострадание и стремление помочь всем несчастным, убогим и угнетённым. И эта их тяга к Поттерам…
Северус скрипнул зубами. Всё, достаточно. Он не будет больше думать об этом. У него и так хватало проблем, большинство из которых были гораздо серьёзнее маленькой обнаглевшей гриффиндорки.


***

На следующее утро Гарри и Рон перед завтраком встретились с Гермионой в гостиной. Надеясь найти хоть какую-то поддержку своей теории «Малфой — пожиратель смерти», Гарри без промедления рассказал Гермионе о том, что ему удалось подслушать из уст Малфоя в «Хогвартс-экспрессе».
— Да он, видно, просто рисовался перед Паркинсон, — поспешно вставил Рон, прежде чем Гермиона успела вымолвить хоть слово.
— Ну, — протянула она неуверенно, — я не знаю… Это, конечно, похоже на Малфоя — напустить на себя непомерную важность… Но это уж слишком лживое заявление, даже для него…
— Вот именно! — воскликнул Гарри, но продолжать отстаивать свою точку зрения здесь было невозможно: слишком многие пытались подслушать их разговор, не говоря уже о том, сколько на него уставилось глаз и как все перешёптывались, прикрывая рот ладошками.
— Хорошо всё-таки быть шестикурсником. Да и времени свободного в этом году у нас будет побольше. Можно часами просто сидеть и отдыхать.
— Это свободное время понадобится нам для учёбы, Рон! — напомнила Гермиона.
— Да, но не сегодня же, — возразил Рон. — Сегодня, я думаю, будет просто сонное царство.
— А-ну стой! — Гермиона преградила путь проходившему четверокурснику, который пытался прорваться мимо неё со светло-зелёным диском в руках. — Клыкастые фрисби запрещены, давай его сюда, — строго приказала она. Мальчишка, насупившись, протянул ей скалящийся диск и пустился догонять своих друзей. Дождавшись, пока тот скроется из виду, Рон вырвал фрисби из рук Гермионы.
— Отлично, я всегда о таком мечтал!
Негодование Гермионы потонуло в громком хихиканье: Лаванда Браун, по-видимому, нашла реплику Рона весьма забавной. Не прекращая смеяться, она обошла их, бросив на него взгляд через плечо. Рон, похоже, остался вполне доволен собой.
Бросив на Уизли уничтожающий взгляд, Гермиона направилась в Большой зал.
«Рон определённо с возрастом не взрослеет, — думала девушка, выходя из гостиной Гриффиндора. — На шестом курсе надо не о магических игрушках думать, а о…ТРИТОНах, — Гермиона, откровенно говоря, кривила душой. Всё прошлое лето она неоднократно ловила себя на мысли, что смотрит на Рона несколько дольше, чем это было необходимо».
— И что я в нём нашла? — девушка даже не заметила, что последняя фраза была сказана вслух.
«Он высокий, атлетически сложён, — любезно напомнило воображение. — Огненно-рыжие волосы — характерная черта всех Уизли, — небесно-голубые глаза, смотреть в которые одно удовольствие, чуть наивная, почти детская улыбка…, — девушка настолько замечталась, что не заметила выбоину в каменном полу, и чуть не растянулась на холодном камне».
Чертыхнувшись и мысленно, но от этого не менее твёрдо, сказав себе «ТРИТОНы!!!», Гермиона поспешила на завтрак. Впрочем, спешила она не столько от голода, сколько от какого-то непонятного чувства тревоги, охватившего её в пустом полутёмном коридоре. Очевидно, этот полумрак в светлое время суток — часть магии древних замков. Но от осознания причины проблема не решилась. Гермиону не покидало чувство, что за ней кто-то наблюдает. По спине пробежал неприятный холодок. Не выдержав неизвестности, Гермиона обернулась.
— Я определённо схожу с ума, — раздражённо сказала девушка, убедившись, что коридор абсолютно пуст.
Пытаясь выкинуть из головы все неприятные мысли, староста Гриффиндора поспешила на завтрак. Когда девушка отошла на достаточное расстояние, из ближайшей затемнённой ниши — в Хогвартсе таких было не менее сотни-другой — вышел юноша; он буквально пожирал взглядом удаляющуюся Гермиону.
— «И что я в нём нашла?» — повторил парень и его глаза блеснули недобрым огнём.

***

Покончив с завтраком, гриффиндорцы остались сидеть, ожидая, пока от своего стола к ним спустится профессор МакГонагалл. Составление индивидуальных расписаний в этом году было задачей более сложной, чем обычно, поскольку профессору МакГонагалл предстояло сначала удостовериться, что все получили достаточно высокие оценки по СОВ, чтобы продолжать занятия по избранным ими предметам уровня ТРИТОН.
С Гермионой сразу всё прояснилось: ей предстояло продолжать занятия по Заклинаниям, Защите от тёмных сил, Трансфигурации, Травологии, Нумерологии, Древним рунам и Зельеварению, так что она без дальнейших проволочек тут же помчалась на первое в году занятие по Древним рунам.
— Итак, Поттер, Поттер… — проговорила профессор МакГонагалл, сверяясь со своими записями, когда очередь дошла до Гарри. — Заклинания, Защита от тёмных сил, Травология, Трансфигурация… всё в порядке. Должна сказать, меня порадовала твоя оценка по Трансфигурации, Поттер, очень порадовала. А почему же ты не хочешь продолжить занятия по Зельеварению? Мне казалось, ты изъявлял желание стать аврором?
— Так и есть, профессор, но вы же говорили, что для этого надо было получить «великолепно» по СОВ.
— Именно такая оценка и была необходима, пока предмет преподавал профессор Снейп. Однако профессор Слизнорт с удовольствием принимает учащихся с «отлично» по СОВ. Ты хочешь продолжить изучение Зельеварения?
— Да, — ответил Гарри, — но я ведь не купил ни учебники, ни компонентов для зелий, ни…
— Уверена, что у профессора Слизнорта что-нибудь для тебя найдётся, — заверила профессор МакГонагалл. — Что ж, отлично, Поттер, вот твоё расписание. Да, кстати, двадцать подающих надежды новичков уже записались в качестве претендентов на места в команде Гриффиндора по квиддичу. Я передам тебе список, и можешь назначать испытания в удобное для тебя время.
Спустя несколько минут выяснилось, что Рон выбрал те же предметы, что и Гарри, и они вместе отправились в башню Гриффиндора.
Через час они неохотно вышли из залитой солнцем гостиной и спустились четырьмя этажами ниже на Защиту от тёмных сил. Гермиона уже стояла в очереди у входной двери со стопкой тяжёлых книг в руках и с самым озабоченным видом.
— Нам столько задали по Рунам, — с тревогой сказала она, заметив подошедших к ней Гарри и Рона. — Эссе на пятнадцать дюймов, два перевода, а ещё мне надо прочитать всё это к среде!
— Ужас, — зевнул Рон.
— Погодите, — запальчиво продолжала она, — вот увидите, нам ещё и Снейп кучу всего задаст!
Не успела она договорить, как дверь класса открылась, и на пороге появился Снейп. Его желтоватое лицо, как всегда, обрамляли разделённые прямым пробором засаленные чёрные волосы. Взгляд тёмно-карих, почти чёрных, глаз был устремлён на Гермиону. Девушка поёжилась от неприятного чувства, которое обычно вызывает пристальный взгляд профессора Снейпа у всех студентов Хогвартса. В очереди в тот же миг воцарилось молчание.
— Все внутрь, — скомандовал он.
Ученики вошли и огляделись по сторонам. Отпечаток личности Снейпа уже лежал на всём в этой комнате: она казалась ещё мрачнее обычного из-за того, что шторы на окнах были задёрнуты и её освещали только свечи. На стенах висели новые картины, на многих были изображены люди, явно охваченные болью, покрытые кровавыми ранами или со странно искажёнными частями тела. В гробовой тишине все расселись по местам, озираясь на жуткие затенённые картины.
— Я не просил вас доставать книги, — начал Снейп, закрыв дверь, прошёл к своему столу и обратился лицом к классу. Гермиона поспешно бросила свой экземпляр «Перед лицом безликих» обратно в сумку и затолкала её под стул. — Я желаю говорить с вами, и мне нужно ваше полнейшее внимание.
Взгляд его чёрных глаз прохаживался по устремлённым на него снизу вверх лицам учеников, на долю секунды дольше других, задержавшись на лице Гарри.
— До сегодняшнего дня, насколько мне известно, по этому предмету у вас сменилось пять преподавателей.
«Насколько тебе известно!… Будто ты не следил, как они приходят и уходят, всякий раз надеясь быть следующим!» — с сарказмом подумал Гарри.
— Естественно, у каждого из этих учителей были свои собственные методы и пристрастия. Учитывая такую путаницу, я даже удивлён, что столь многим из вас удалось нацарапать что-то для СОВ по этому предмету. Ещё больше я буду удивлён, если всем вам удастся успевать в подготовке к ТРИТОНу, которая требует более высокого уровня.
Снейп принялся ходить по периметру кабинета, теперь говоря тише. Классу приходилось выворачивать шеи, следя за ним.
— Тёмные силы, — продолжал Снейп, — многочисленны, разнообразны, переменчивы и вечны. Бороться с ними — это всё равно, что бороться с многоголовым чудовищем, у которого всякий раз после того, как отрубят одну голову, на её месте вырастает другая — ещё более свирепая, ещё более умная, чем прежде. Вы боретесь с чем-то вечно ускользающим, меняющим форму, неистребимым.
Гермиона глядела на Снейпа во все глаза. Несомненно, одно дело — уважать тёмные силы как опасного противника, и совершенно другое — говорить о них так, как говорил сейчас Снейп, с любовью и нежностью в голосе.
— Таким образом, приёмы вашей защиты, — продолжал Снейп немного громче, — должны быть такими же гибкими и изобретательными, как и те силы, которые вы пытаетесь одолеть. Эти картины, — он указал на некоторые из них, проходя мимо, — дают достаточно яркое представление о том, что случается с теми, кто испытывает на себе, к примеру, заклятие Круциатус, — он повёл рукой в сторону волшебницы, которая явно кричала от боли, — Поцелуй Дементора, — обессиленный волшебник с застывшим взглядом был распластан по стене, — или же вызывают агрессию со стороны инфернала, — по земле растекалось кровавое месиво.
— Так что, кто-то уже встречался с инферналами? — раздался высокий голосок Парвати Патил. — Значит, уже точно известно, что он их использует?
— Тёмный Лорд использовал инферналов прежде, — сказал Снейп, — а следовательно, логично предполагать, что он может вновь прибегнуть к ним. Итак… — Он опять направился к своему столу в противоположной стороне класса, и опять ученики провожали его глазами, следя за развевающейся на ходу тёмной мантией. — Вы, как я полагаю, еще совсем новички в невербальных заклинаниях. В чём преимущество невербального заклинания?
Гермиона заворожено смотрела на Снейпа. Было что-то волшебное в его жестах, голосе, интонациях. Она даже не заметила, как наклонила чуть в сторону голову, внимательно следя за каждым его движением. Её взгляд скользнул по чёрным волосам, прикрывавшим сейчас большую часть лица. По лбу, носу и ниже к губам. Они совсем немного приоткрывались, когда он говорил. Так, словно он делал это нехотя, лениво, между прочим. А глаза? Вроде бы совершенно бесстрастные, но в тот же момент горящие каким-то странным блеском. Что это? Триумф? Или может быть счастье от возможности рассказывать о том, что ему действительно интересно? Вдруг Гермиона поймала себя на том, что совершенно бессознательно водит пальцами по приоткрытым губам. И ещё такое странное ощущение в груди. Что-то сжималось внутри. Это было странно и необычно. Она ещё раз прислушалась к себе внимательно и чуть не пропустила вопрос, заданный Снейпом. Ну конечно же она знала ответ и подняла руку. Учитель и не посмотрел в её сторону. Ещё бы! Когда он смотрел на неё? Разве что во время её подсказок друзьям. Почему-то от этого опять странно защемило в груди и стало прямо-таки до слёз обидно. Что это с ней сегодня? Определенно, это стресс. Всё-таки слишком много домашнего задания для первых учебных дней.
Снейп оглядел класс, проверяя, не вызовется ли кто-нибудь другой, и наконец, убедившись, что выбора у него нет, сухо сказал:
— Ну, хорошо… мисс Грейнджер?
— Противник не предупреждён о том, к какой магии вы собираетесь прибегнуть, — проговорила Гермиона, — и это даёт вам преимущество в доли секунды.
— Ответ почти слово в слово процитирован из учебника «Стандартная книга заклинаний для шестикурсников», — отмахнулся Снейп (в углу раздался подавленный смешок Малфоя), — но по существу верен. В самом деле, те, кто преуспел в применении волшебства без выкрикивания заклинаний, находятся в выигрышном положении благодаря элементу неожиданности. Разумеется, не все волшебники такое могут: это вопрос сосредоточения и силы ума, которых кое-кому, — он снова враждебно покосился на Гарри, — не хватает.
Гарри понял, что Снейп думает об их провальных уроках по Окклюменции в прошлом году. Он упорно не опускал глаз, продолжая пристально смотреть на Снейпа, пока тот наконец не отвёл взгляд.
«Ты идиот, Поттер, раз не понял прозрачного намёка. Провальные уроки Окклюменции — это ещё одно веское доказательство ошибочности теории Дамблдора. Что бы ни задумал старик, он посылает тебя на верную смерть. Догадывается ли об этом Великий Манипулятор?», — со злостью подумал профессор.
— Сейчас вы разделитесь, — продолжал Снейп, — по парам. Один партнёр будет пытаться наслать проклятие на другого, не произнося ни слова. Другой будет стремиться отразить проклятие так же молча. Начали.
Снейп, конечно, об этом не знал, но в прошлом году Гарри успел научить чуть ли не половину класса (всех членов ОД) наводить отражающие чары. Однако никому из них прежде не приходилось отражать чары, не произнося заклинаний. Тут и там началось жульничество: многие просто произносили заклинания шёпотом, а не вслух. Как всегда, не прошло и десяти минут, как Гермионе удалось без единого звука отразить промямленное Невиллом заклинание ватных ног.
«Ну конечно же! Очередной успех Гриффиндорской Всезнайки. Если быть с собой откровенным, следовало бы наградить девчонку десятком-другим баллов, но такая щедрость не входила в привычный образ Слизеринского Ублюдка», — саркастично подумал Снейп.
Память уже начала подкидывать яркие вспышки из прошлого. Вот тот же кабинет Защиты от тёмных сил, профессор Майклсон восхищается успехом рыжеволосой гриффиндорки, награждает её факультет 50-ю баллами. А черноволосый юноша, распластавшийся на полу от мощного невербального Протего, даже не замечает дикого гогота и улюлюканья группы гриффиндорцев, называющих себя Мародёрами. Он не сводил завороженного взгляда с Лили Эванс, которая, казалось, сияла от небывалого достижения. Девушка улыбнулась и подмигнула слизеринцу, на что тот комично изобразил шутовской поклон, якобы говоря «Всё для тебя»…Снейп ненавидел эти мгновения воспоминаний, особенно если они донимали его во время уроков. Во всём этом он обычно винил Грейнджер, а поэтому её достижением пренебрёг и поспешил переключиться на других гриффиндорцев.
Он метался между учениками, пока те практиковались, как всегда, похожий на гигантскую летучую мышь, и задержался возле Гарри и Рона, пытавшихся справиться с заданием.
Рон, которому нужно было наслать проклятие на Гарри, застыл с побагровевшим лицом и плотно сжатыми губами, чтобы удержаться от соблазна пробормотать заклинание. Гарри держал палочку наготове, весь как на иголках, ожидая посланного в него заклинания, которое, казалось, едва ли когда-либо последует.
— Жалкое зрелище, Уизли, — наконец вмешался Снейп. — Ну-ка… дайте я вам покажу…
Он направил свою волшебную палочку на Гарри так быстро, что тот отреагировал инстинктивно: совершенно забыв о невербальных заклинаниях, он громко выкрикнул:
— Протего!
Его отражающие чары оказались такими сильными, что Снейпа отбросило в сторону, он потерял равновесие и ушибся о стол. Весь класс оглянулся и наблюдал теперь, как Снейп, злобно хмурясь, приводит себя в порядок.
— Вы не забыли, как я говорил, что наше занятие посвящено невербальным заклинаниям, Поттер?
— Нет, — ответил Гарри без тени смущения.
— Нет, сэр.
— Ни к чему называть меня «сэр», профессор.
Эти слова вырвались у него прежде, чем он сообразил, что говорит. Некоторые в ужасе ахнули, в том числе и Гермиона. Однако стоявшие за спиной Снейпа Рон, Дин и Симус одобрительно усмехнулись.
— Наказание в субботу вечером в моём кабинете, — произнес Снейп. — Я не потерплю дерзости ни от кого, Поттер… даже от «избранного».
Прозвенел звонок и после громогласного «Все вон!!!» ученики начали поспешно собираться. Но лишь двое из всего класса не торопились убирать в сумки пергаменты и перья. И естественно, это не укрылось от всё ещё озлобленного профессора.
— Что вы там копаетесь, Грейнджер? Неужели жалкое невербальное Протего так вас обессилило, что собрать свои пожитки стало проблемой? — Снейп явно издевался, а его голос так и сочился ядом. — Вас, МакКинли, это тоже касается! Не замечал, чтобы на флаге Слизерина бала изображена черепаха.
Темноволосый юноша посмотрел на Снейпа ненавидящим взглядом. Его серо-голубые глаза, казалось, метали молнии, но, встретившись с не менее угрожающим взглядом, парень отвёл глаза и поспешил убраться из класса. Чуть не столкнувшись в дверях с Гермионой, он посторонился и, сделав галантный жест рукой, сказал:
— Дамы вперёд.
Девушка улыбнулась и направилась к Гарри и Рону, ожидавшим её неподалёку.
— Это было просто блестяще, Гарри! — ликовал Рон, когда они вскоре благополучно вышли из подземелий.
— Всё-таки тебе не стоило так говорить, — заметила Гермиона, бросив на Рона неодобрительный взгляд. — И чего это ты вдруг?
— Может быть, ты не заметила, но он пытался наслать на меня проклятие! — вспылил Гарри. — С меня хватило и тех занятий по Окклюменции! И почему бы ему для разнообразия не облюбовать какого-нибудь другого подопытного кролика? Вообще, что за игры ведёт Дамблдор, позволяя ему преподавать Защиту? Слышала, как он говорит о тёмных силах? Да он их обожает! Вся эта болтовня про нечто неуловимое, неистребимое…
— Ну, — сказала Гермиона, — мне показалось, что его речи немного похожи на твои.
— На мои?
— Да, когда ты нам рассказывал, как это — стоять лицом к лицу с Волдемортом. Ты говорил, это не то, что заучить набор заклинаний — там всё зависит только от тебя, твоей головы, твоей решимости… Ну так что, разве не о том же самом твердил нам Снейп? Что всё сводится к тому, насколько ты смел и насколько быстро соображаешь?
Гарри был так обезоружен тем, что она помнит его слова не хуже «Стандартной книги заклинаний», что не стал спорить.

@темы: Северус Снейп/Гермиона Грейнджер, НЦ-17, ГП-фандом, постхог, снейджер

URL
Комментарии
2013-12-06 в 22:12 

Our Private FTP details:
For Whom? Especially for new and older music fans.
All available genres: Commercial, Dance, Drum'n'Bass, Electronic, Hardcore, Hardstyle, Hip-Hop, House, Jumpstyle, Pop, Psychedelic, R'n'B, Rock, Techno, Trance, Others, Alternative, Ambient, Avantgarde, Bass, Beat, Blues, Classical, Country, Dance Hall, Folk, Funk, Gangsta, Indie, Industrial, Instrumental, Jazz, Lo-Fi, Metal, Punk, Reggae and Music Videos! www.0dayvinyls.org
IP restrictions: 3 IP addresses per user at the same time (You can use dynamic IP addresses).
Speed: Overall FTP server speed is 300 Mbps.
Easy to use: Genres are sorted by days.
www.0daymusic.eu
www.oron.cz
www.oron.dk
www.oron.ee
www.oron.lt
www.oron.se
www.filestube.eu
www.filestube.lt
www.mediafire.lt
www.0dayvinyls.org
No waiting time
archive 5-10 GB of fresh music daily!
support User friendly support!
support Starting Date of the Archive: 01.09.2008
support Secure payments with Credit Cards, Paypal.

URL
   

Fame isn't everything

главная